Mookhina

Слава стране!

Интересную историю прочитал в "Синематеке" у товарища Стрелка ashooter'а :

"За много лет до нынешнего противостояния России и США, санкционных войн и разворота на Восток, а именно в 2008 году, студия "АлиБастер" сняла свою знаменитую нетленку "Колобаха", отрывок из которой с замечательной песней я предлагаю читателям, ну а чтобы было понятней, о чем речь, приведу синопсис:
Действие происходит в мире, жестоко разделённом на два лагеря. В первом — Россия и Китай, во втором — Соединённые Штаты. Американские агрессоры, потерпев поражение в честной конкурентной борьбе систем, портят климат на планете. В результате Россия и Китай вот уже 80 лет погружены в вечную зиму, а в Соединённых Штатах — постоянное лето.
Молодой, но очень талантливый русский учёный Андрей Хворобаев открывает, что климат управляется Осью Перельмана, расположенной в Бурятии. Империалистические акулы во главе с Президентом США, ведомые жаждой наживы и всемирного господства, развязывают руки гнусному нацистскому палачу — профессору доктору Губке. Этот монстр путём бесчеловечных экспериментов делает из простых американских парней ужасного зомби–кадавра, призванного хранить Ось Перельмана.
Экспедиция русских учёных, посланная для исправления глобальной несправедливости в Бурятию, отыскивает русский конец Оси Перельмана. Однако им противостоит безжалостное творение нацистского преступника. Губке и империалистические наймиты–шпионы братья Россомахины Экспедиция гибнет. Однако Андрей жив, и борьба продолжается! Герою поможет православная вера и родная земля, которую олицетворяет бурятка Вера. Бессмысленны козни хитроумного оборотня–проповедника майора Смачкова. Враг будет повержен и Солнце воссияет над миром!
А ведь тогда еще находились люди, которые к этому фильму относились не серьезно!" (с)

avia

Мой день (попытка дневниковой записи)

Оригинал взят у yavas в Мой день (попытка дневниковой записи)


Последний месяц я проживаю на острове Бохол (местные зовут его Бохоль). Это такой довольно маленький кусочек земли в центре филиппинского архипелага, со всех сторон окруженный островами покрупнее и познаменитее. Проехать его из конца в конец можно за три часа (именно столько надо неторопливым местным таратайкам, чтобы преодолеть эти несчастные 90 км). Попасть на остров можно самолетом либо паромом. Столица Тагбиларан находится на его западной оконечности - там есть аэропорт для домашних перелетов, крупнейший на острове порт и паромный терминал. А также имеется единственный на весь остров крупный торговый центр. И самый дорогой местный пляж, засранный туристами. От туристов я в последнее время шарахаюсь. Поэтому мы с Леной обогнули остров по периметру и бросили кости в самом удаленном от столицы приморском городке -- Анде (я бы даже сказал, что это деревня, но раз тут есть церковь, то так уж и быть -- пусть будет село.)

Collapse )
Lord's Resistance Army

Ожидание катастрофы

На "Политоте" увидел крик души Григория Ревзина.
Вот ссылка на оригинал. https://politota.d3.ru/ozhidanie-katastrofy-819302/

Перекопирую сюда:

Ожидание катастрофы



"

Люди уверены, что дело идет к катастрофе. Элиты, разумеется. По–разному уверены – бизнес, интеллектуалы, политики, ученые, арт–деятели – но что к катастрофе, сомнений нет. И люди из власти, с которыми встречаешься, тоже ждут катастрофы. Никакого иного варианта развития событий не предусмотрено ни у кого.
Сам при этом никто к катастрофе не ведет. Не то, что у кого–то есть программа, цель, ставка на катастрофу. Нет, отобрать у Пескова часы, у Якунина шубы, а у Володина дачу – это есть. Но помимо этих грандиозных задач скорее общая позиция такова, что мы занимаемся своим делом – творчество там, бизнес или воруем – а она произойдет неминуемо, а мы и дальше будем заниматься тем же самым. Кто–то пытается обезопаситься в смысле запасного аэродрома, большинство даже и этого не делает, считая, что надо продолжать делать то, что умеешь и привык делать. Никакого мало–мальски осмысленного плана менеджмента катастрофой не существует.
Ни у кого нет и идей, как ей противостоять. Нам понятно, что все действия власти – репрессии, война, кульбиты с рублем или уничтожением продуктов, ремонт улиц или разгром выставок – катастрофу усугубляют. Мы повторяем «власть этого не понимает», но не уверен, что кто–то в это верит. По опыту общения с представителями власти известно, что они во–первых обладают высокой способностью понимания, во–вторых, в силу профессиональных занятий, понимают несколько быстрее остальных. Катастрофа – социальная, государственная, цивилизационная – превратилась в нечто схожее с явлением природы. То, что она сметет все элиты – вот всех нас и сметет — бизнес, интеллектуалов, политиков, ученых, арт–деятелей – все тоже понимают, но как–то вчуже. Зима близко. Человек смертен.
Это страшно интересно. Я всю жизнь до сего времени не мог понять, как Россия свалилась в катастрофу 1917 года. Просто до меня не доходило – как они могли. Я хорошо знаю историю, знаю, кто чего делал, но вот этот первый, детский вопрос, он меня преследует чуть не всю жизнь. Откуда этот синдром коллективной обреченности? Почему ничего не делали интеллектуалы? Ученые? Институты? Где была церковь? Что делал бизнес? Почему никто не сопротивлялся маргинальной группе с безумными идеями, суть которых нечего и обсуждать на фоне того, что они уничтожили, а уничтожили все. Что вообще делали все, кроме тех, кто заразился безумием?
И ведь это тянулось долго, лет 20. 20 лет люди говорили – все говорили — что все идет к катастрофе, что обрушение мира неминуемо, но ничего не сделали, чтобы его предотвратить. И все исчезли в этой катастрофе. Почему? Как? Где было их чувство самосохранения?Недооценивали одичания? Не понимали силы ненависти друг к другу? Бросьте! Прекрасно понимали. Как понимаем и мы. Вы вот fb вокруг себя читаете, вы правда думаете, что в этот раз все тихо обойдется? Что мы не будем убивать друг друга?
Егор Гайдар в «Гибели империи» задавался тем же вопросом в специальной перспективе – размышляя над событиями 1993 года, когда он призвал граждан выйти на улицы и противостоять путчу. У него там рассуждение про то, что 50 тысяч озверевших психов победили потому, что им никто не противостоял, и нужно было всего–то позвать людей для противостояния. Позови – и придут, потому что они же кровно, самим своим существованием заинтересованы в том, чтобы мир был нормальным. И он позвал. И пришли.
Ок, кто сегодня, в момент катастрофы, пойдет защищать Путина? Это вообще мыслимо для любой из сегодняшних элит — бизнеса, интеллектуалов, политиков, ученых, арт–деятелей – самому выйти защищать Путина и других призвать? Я – не выйду и не позову, прекрасно понимая, что впереди. Рот не откроется, и мне кажется, ни у кого не откроется. По чьему призыву мы сможем соединиться для того, чтобы не сгинуть? Власти? Парламента? Церкви? Олигархов? Это совершенно исключено. Мир — не защищаем. Даже если у кого–то есть какая–то репутация, она будет потеряна немедленно в тот момент, когда он призовет противостоять катастрофе.

И я наконец понял, что произошло с Россией Николая Второго. Вот ровно это."



К слову, по моим воспоминаниям, лет пять до т.н. "перестройки" и даже год-другой после объявления Горбачёвым таковой, не было среди тех, с кем я общался, "ожидания катастрофы".
Ощущение тупика, краха системы, догнивания перед неизбежным концом - было, но было также и ощущение стабильности, незыблемости и долговечности того кошмара, которым являлась жизнь моей страны в то время.